?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Февраль, 28, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Если ехать по трассе Челябинск-Екатеринбург, чрезвычайно раздолбанной, но живописной - бесконечные березняки, насквозь пронизанные солнцем; они то подступают прямо к дороге, то прядают прочь, оставляя взгляду ослепительного снега поля или полянки; если долго ехать в подпрыгивающем микроавтобусе, у которого стёкла постепенно покрываются морозными узорами, и рассеянно смотреть на дорогу, потому что спать невозможно - и гоголь-моголь в блендере не спит, я знаю - однажды будешь вознаграждён. Справа мелькнет треугольный домик остановки, и на обращённом к тебе ребре во всю его плоскость будет крупно написано

МОЯ КИСА

Ты сообщаешь об этом девочкам, обсуждающим, откуда на гербе Челябинска взялся верблюд (версия - где-то рядом проходил Шёлковый путь), все улыбаются и тут же про кису забывают. А ты все сидишь, смотришь на дорогу, отмечаешь, что названия населенных пунктов, в общем, укладываются в эту версию: "Кырмыскалы", "Карагайкуль"; вспоминаешь подробности вчерашнего концерта и вечера после него, когда вы все сидели за столом и ржали, как дети, несколько часов подряд, над всем, чем угодно: над тем, как воркуют Маша с Казанской, над какими-то совместными маленькими историями, над тем, что Светик говорит "А налить тебе?" и тут же получает звание аналитика - после удачного концерта всех накрывает какое-то облако счастья, и долго не рассасывается, и наши организаторы, которые вроде как спешили, сидят с вами как приклеенные и, кажется, боятся пропустить хоть один момент. И ты сидишь, хотя давно пора бы отправиться к себе и пить свой терафлю, что ж поделать, если в самолет в Мск ты сел радостный и здоровый, а наутро проснулся с этим отвратительным хоботом и сразу все понял и попросил привезти антибиотик, потому что дома десять дней как лазарет, а ты думал, что проскочишь, но неа, не проскочил. Ну, и дальше наши любимые грабли, и что про это говорить.
Тут справа опять остановка, и на ней светится

ГЫ

А потом ещё одна, и

МОЙ

Упс, небольшой такой упс, потому что как-то по дефолту казалось, что это все-таки мальчик пишет, и ты размышляешь о сложном гендерном и снова смотришь на эти поля и перелески, которые постепенно сгущаются и становятся больше хвойными, думаешь, что значит название "Караболка" - что-то медицинское?

МОЕ

А это что такое? Вообще какой-то средний род. Но следующий домик (больше всего, кстати, эти домики напоминают вот что - туалеты на дачных участках, только такие, на трёхметровых аватаров), следующий домик эту загадку разрешает

СОКРОВИЩЕ

Дальше, в районе Большого Куяша

МАЯ ЗАЯ

Не отрываясь следишь за дорогой, потому что жалко пропустить хоть слово в этой исполинской смс-ке, и думаешь, что вот надо же, человек проехал эту фигову тучу километров, и на каждой остановке вылезал - на чём он там ехал? неужели на автобусе? это ж сколько надо ждать следующего? может, друга попросил с машиной? попросила? чудеса, конечно. Такая любовь. И тут просто финал-апофеоз

НА ВСЕ РАДИ ТЕБЯ ЗАЯ

И все. Кажется, после развилки Тюбук-Багаряк ни одного граффити больше не было - а может, я что-то пропустила. Дальше азиатские названия сменяются на Воскресенку-Знаменку, автобус спешит, подпрыгивая, народ читает или все-таки спит, хотя и то и другое, по-моему, просто невозможно, впереди у нас вечер отдыха и на него все мои надежды, я ещё не знаю, что ночь будет бессонной, лихорадочной, что, валяясь в поту, я истрачу весь запас маек и в четыре часа утра просто придётся сушить одну из них феном, всю сырую, потому что заменить уже нечем; что в семь утра я самая первая в отеле пойду завтракать, а потом вырублюсь часа на четыре и встану все-таки живая, ура-ура, и ничего отменять не придётся, потому что мы поймали-таки антибиотиком эту дрянь прямо в носу: нос она мне уделала так, что во время песни Ключи мне придётся отворачиваться от зала и тереть его рукой, чтобы, блин, не чихнуть, не чихнуть!! А связки зато работают, там все чисто. И потом за ужином мы деловито обсуждаем, что, в принципе, из этого можно запросто сделать отличный клоунский номер: певица исполняет очень трогательную песню, и вдруг начинает жалобно чихать, - но тут музыканты должны быть наготове, потому что это надо ловить и всем вместе делать паузы, ждать, пока она высморкается, пробормочет проклятья, и главное, - одновременно продолжать с того же места, где прервались, только тогда будет по-настоящему смешно. Вечером все выпьют за моё здоровье - да, это отличная, просто отличная вещь, как ни крути.

А в тот момент в автобусе все это ещё не произошло, и ты едешь, едешь под этим огромным солнечным небом, средь этих невообразимых просторов, видов и красот, и думаешь про это послание, кому-то от кого-то, огромными неровными буквами, протянувшееся на сотни километров, пронизавшее их этим горячим током, - и тебе так хорошо, как будто это имеет и к тебе какое-то отношение.

Метки:

34 комментария | Оставить комментарий

Срезают лазером сосули,
В лицо впиваются снежины.
До остановы добегу ли,
В снегу не утопив ботины?

А дома ждёт меня тарела,
Тарела гречи с белой булой;
В ногах – резиновая грела,
И тапы мягкие под стулом.

В железной бане – две селёды,
Торчат оттуда ложа с вилой.
Есть рюма и бутыла с водой,
Она обед мой завершила.

Я в кружу положу завары,
Раскрою «Кобзаря» Шевчены –
Поэта уровня Петрары
И Валентины Матвиены.








источник
50 комментариев | Оставить комментарий