?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Май, 30, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Драгоценные,
в комментариях очень часто задается вопрос о юридическом статусе здания на ул.Никитской, бывшей ул. Герцена, д.1. Отвечу всем, кто его задает.

Признаюсь откровенно, я окончательно прояснила его для себя именно сейчас, потратив на это n-ное количество времени.

Итак. Это здание всегда находилось и ныне находится в собственности МГУ, состоит на балансе МГУ и предоставляется общине на основе ежегодно перезаключаемого договора о безвозмездной аренде помещения.

На 1994 год существовал такой же договор с Театром МГУ. Срок его действия истекал в 1999 году.

Дальше события развивались так.

В 1992 году, выступая в МГУ, в присутствии ректора Виктора Садовничего и мэра Москвы Юрия Лужкова Патриарх выразил пожелание возродить университетский храм. В 1993 году группа профессоров обратилась к ректору МГУ с предложением восстановить домовый университетский храм на его историческом месте. Ученый совет МГУ одобрил инициативу профессорско-преподавательского состава.

Это произошло 20 декабря 1993 года.

То есть, Патриарх выражает пожелание, Учёный совет МГУ решает его удовлетворить. Но есть одно обстоятельство: искомое помещение занято, и люди, которые его занимают на законных основаниях, имеют на руках документы, которые будут действовать ещё шесть лет. Что делать?

Очевидно, сделать так, чтобы эти документы стали юридически ничтожными.

Дальше - целая детективная история и сцена cо слезами у памятника ЛомоносовуСвернуть )


Прошу прощения, мне трудно говорить об этих вещах бесстрастно. Попробую просто вернуться к фактам, к договорам аренды и методам признания их ничтожными, к предписаниям о создании равнозначных условий и прочим скучным вещам.

Есть основания предполагать, что уже очень скоро об этих скучных вещах будут вынуждены думать очень многие учреждения культуры, волей неблагосклонных судеб помещённые государством в здания бывших храмов. Многие, как я тут узнала, уже о них думают - и держатся за голову двумя руками.

Давайте посмотрим, как обстояло дело с Театром МГУ, который теперь называется МОСТ: Московский Открытый Студенческий Театр. Помню, очень долго шли разговоры о новом здании. Потом вроде бы театру отдали недострой в Нескучном саду, обещали вот-вот доделать. Этот "вот-вот" опять же продолжался годы. И вот самая свежая на сегодня информация на эту тему на сайте театра.

Летом 2005 года правительством Москвы было подписано постановление о строительстве нового здания для театра в Сокольниках.

Мне кажется, есть некий символизм в том, что эта рубрика на сайте называется "Далее везде". И что программа, в которую я намедни была приглашена и в которой могла бы при желании принять участие, называется Конструктивный диалог церкви с современным искусством . Тут каждое слово символично. И "конструктивный". И "диалог".

Я понимаю, я человек пристрастный. (Трудно, знаете, быть беспристрастным к катку, который по тебе проехал - и, как видим, тебя и не заметил)

Но даже спустя все эти годы мне кажется, что первая реплика церкви в этом диалоге, поданная в 1994-м году, подана была чрезвычайно неудачно. Дело это прошлое, и не стоило бы о нем столько говорить, если бы не дела сегодняшние и завтрашние.Технология, будем говорить, передачи церкви того имущества, на которое она претендует, обкатана и работает. Протечки в кровле - и привет. А если будет принят соответствующий закон, даже и никаких заключений об аварийности больше не потребуется. И если диалог церкви и искусства будет продолжаться в этом духе, я не уверена в его успехе.

Но меня не оставляет надежда, что может быть и по-другому.

Чего мне хотелось бы? Мне хотелось призвать всех участников процесса быть бережными к ценностям друг друга. Не должно быть так, чтобы те, кто были некогда гонимы, сами превращались в гонителей. Не должно быть так, чтобы общество ставилось перед выбором: что важнее - православные духовные ценности или общекультурные? Почему мы должны жертвовать токкатой Баха, для того, чтобы могли звучать хоры Бортнянского и Чеснокова?

Это раскалывающий общество выбор, и ситуации такого выбора просто не должно существовать. И то и другое важно. Не может быть приоритета одного перед другим, превосходства одного над другим.
И храмы, и театры, и органные залы - наша культура должна сохранять всю свою полноту, это наше общее достояние.
Если церковь хочет пользоваться в обществе безусловным влиянием и уважением - пусть явит нам примеры того, что и она уважает ценности культуры, пусть даже и светской.

Должны быть созданы правовые основы того, чтобы учреждения культуры, выселяемые из занимаемых ими зданий по желанию церкви, действительно получали бы взамен равноценные условия, которые позволяли бы им в полном объёме сохранять свои функции. И общество должно иметь возможность контроля за этим процессом.

Во всяком случае, до тех пор, пока в нашей Конституции записано, что

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.


Что

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.


И что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Метки:

37 комментариев | Оставить комментарий
Выйдешь вечером на набережную с ребенком и собакой, сядешь на высокий холм, на вымокшую от ливня траву, подложив куртку; солнце ударит в глаза и прямо напротив тебя пойдёт плясать по реке, дробясь на тысячи бликов; потом прямо по этой сверкающей ряби пройдёт кораблик и следом - другой. Ребенок будет колбасой кататься со склона или сшибать палочкой одуванчики, собака тоже найдёт себе палочку и будет с наслаждением ее курочить; теплый ветер налетит и выдует из головы смурь и пыль старых обид, солнце выжжет их из сердца, и станет так легко: впереди лето, скоро репетиции, а потом надо отыграть на Усадьбе-джаз, и от предвкушения замирает сердце, и надо писать трек-лист, что бы там сыграть? А потом пройдёт ещё неделя - и ты сядешь в студию и будешь проводить там время, по уши нырнув в звуки, выныривать, как дельфин, чтобы набрать воздуха - и снова с головой обратно, и это вообще самое прекрасное время на свете, когда ты физически чувствуешь, как твоя жизнь, какой-то большой ее кусок, полный тоже любви и боли, превращается в музыку - и останется жить в этой музыке, когда и тебя уже не будет, и другие люди будут сидеть на высоком холме над рекой, щуриться на солнце, провожая взглядом кораблики, кричать ребенку "Осторожно"", подзывать собаку, трепать ей мягкие ушки, - а потом тоже вставать и уходить прочь с этого холма, от этой реки, мы ж не можем находиться в этом мгновении вечно, как в янтаре.
21 комментарий | Оставить комментарий