?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Июнь, 6, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Несмотря на небольшие пробки, я приезжаю на саунд-чек с фотографом Настей и стилистом Мариной раньше всей своей группы, аж в половине второго. Нас окольцовывают браслетиками артистов, и мы движемся на площадку Партер - по, извините, тенистым аллеям парка, где там и сям живописно раскиданы сломанные ветки, забытые игрушки вчерашнего шквала, мимо дивного указателя на приёмное отделение. Приёмное отделение джазового фестиваля - звучит неплохо, если забыть о том, что в Архангельском жив до сих пор некий санаторий.
На площадке одного за другим встречаю знакомых - с командой Арт-мании мы дважды работали на фестивалях босса-новы, и я тут же отпускаю все беспокойства по поводу звука и света: все будет ок.
Вообще, стоит сказать о потрясающей организации всего события. Арт-мания рулит! Респект! Никто не бегает с перекошенным лицом, каждый на своем месте спокойно делает свою часть работы - и все происходит строго по графику. Хотя я знаю, что из-за погодных сложностей - в пятницу вечером шквальный ветер повалил не только деревья в парке, но и экраны с порталами на нашей сцене, а с площадки Каприз, говорят, улетали даже шатры, - организаторы и технический персонал спали по два-три часа.
Подъезжают мои ребята, чекаемся, и к трём всем комфортно и удобно - насколько вообще может быть удобно работать на сцене, на которой хозяйничает ледяной ветер, сдувающий звуки то туда, то сюда, а местами, такое чувство, выдувающий куда-то и сам твой голос.
Ветер этот, конечно, мешает насладиться пленэром. Я рисовала в своем воображении буколические картины каких-то ленивых прогулок в райских кущах, какого-то расслабленного дольче фарниенте на травке, даже некую фотоссесию в неге и покое - а в итоге все кругом, кто без курток, кутаются в пледы, и когда ты ложишься в гамак, (какая, кстати, офигительная идея поставить на газонах гамаки) его парусит с такой силой, что ещё чуть-чуть - и тебя вытряхнет вон. Вытряхиваться неохота, внутри гамака тепло и волшебно.
Потом мы всё-таки пойдём погулять по другим площадкам, и увидим чинный Аристократ, заповедник чистого джаза, с аккуратными рядами синеньких стульчиков, и уютную, окруженную колоннадой, площадку Мамакабо, где битком народу и не так ветрено: тут валяются на пенках с кальянами и сумками-холодильниками, термосами и шашлычком, кто-то колбасится перед сценой, кто-то играет в волейбол, бегают дети, кто-то кого-то фотографирует - лепота и в человецех благоволение. Пройдёмся мимо Мазда-лаунжа, откуда доносится какой-то сложный саунд, мимо палаток с едой, вином, париками и сувенирами, и опять вернемся в свои гамаки, под жгучее солнце и ледяной ветер.
Вдруг налетает вместе с его очередным порывом безумная Полозкова, сверкает улыбкой и глазищами, хохочет, принимает позы, кричит своему соведущему Марьянову "Ты меня ненавидишь, я знаю!", - и, в общем, испускает такой поток протуберанцев, что в радиусе метров пятидесяти вокруг нее пространство начинает плавиться и немножко дрожать - как воздух над асфальтовой дорогой в жару. Чуть позже у нас с Верой чуть не сложится совместная импровизация - ближе к восьми часам, когда Сюткин уже почти заканчивает свой сет, и все кругом ходят исключительно твистом под "Конечно, Васю" и "Стильный оранжевый гастук", а я понимаю, что Антон Саныч Дашкин и кларнетолог Шитов продолжают оказывать дружеские музыкальные услуги Тиме Ведерникову на Мамакабо и, кажется, опаздывают; наш директор все более и более ускоряющейся рысью отправляется за ними - а я предлагаю Вере: давай, если эти достойные идальго все-таки опоздают, ты немножечко почитаешь стихов, у нас, в конце концов, имеются гитара, перкуссия и сакс, они поиграют такой типа чилл-аут, а я буду мурлыкать специальным тихим голосом. Нет, она не соглашается (а жаль, Вера, жаль! - может, когда-нибудь в другой раз?), напяливает парик в стиле Аллы Пугачевой и они с Марьяновым идут на сцену вроде бы как бы рассказывать о завтрашней программе, а на самом деле - тянуть время. В общем, это были интересные десять минут - и я прямо счастлива, что их было всего десять, а не двадцать. Потом прибегают Антон и Сережа - ура, можно начинать, тем более, что солнце успевает заглянуть на сцену и становится даже тепло; и ты поёшь и видишь небо и сосны и этот купол и белые колонны напротив, полную поляну людей, над которой тут и там летают фрисби и мячи, взмывают в небо шарики; солнце как раз садится, и свет такой наклонный и теплый, кто-то издалека машет тебе флажками, кто-то обнимается и начинает медленный танец под Два лепестка...
Мы отыгрываем Парад - и через две минуты начинает моросить, а потом небеси разверзаются. Мы садимся в чайный шатер за сценой пить пуэры и улуны, кругом хлещет ливень, а у нас тепло и пахнет благовониями. Адреналин потихоньку отпускает...
Если рай будет хотя бы немножко похож на эту картину - да, дорогое мироздание, я готова и дальше вести себя хорошо.
59 комментариев | Оставить комментарий