?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Июль, 9, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Вчера, драгоценные,

был какой-то уникальный по сложности день работы.

Ничто не предвещало, как говорится, и в свою пещеру на Николо-ямской я долетела с Плющихи минут за десять. До начала смены оставалось ещё полчаса, и мы с Воронцовым, который тоже приехал пораньше, решили не откладывать процесс.

Студия Большакова представляет собой сложносочиненную систему пространств, некий лабиринт, и в тот его аппендикс, где мы редактируем, можно проникнуть только через большую акустическую (когда я в ней пою, я как раз очень сильно ненавижу тех, кто пытается проделать этот фокус). Спускаемся по лесенке, проходим мою любимую деревянную аппаратную, где сидит звукорежиссёр Дэн, подходим к двери акустической - и тут я вижу, что в окне - кромешная темнота. И голос такой недовольный по громкой связи: кто это там ходит?

Выяснилось, это Ярик из группы Токио. Дэн говорит: идите, я говорю: ВЫ ЧТО? никуда мы не пойдём, мы подождём, у человека же творческий процесс!

Поднялись наверх, пьём чай - через пять минут через большую акустическую собирается идти Большаков ещё с кем-то. Я говорю: туда нельзя, там человек поёт! Ржут и начинают спускаться по лестнице. Я кричу им: питекантропы, что б вы понимали! может, человек вырастил зерно, может, он там весь в образе стоит, может, у него тонкие состояния - а вы со своими запчастями!! Растопырила руки и не пустила никуда.

В общем, фанаты группы Токио, так и знайте: я вчера спасла Ярику - и вам - какую-то песню про любовь. Ваш кумир был мне очень, очень благодарен.

На этом, к сожалению, мои подвиги закончились. Да, мы расставили перкуссию в "Ключах", которой, действительно, Илья Покровский записал кучу треков и сказал "ну, сами потом выберете, что вам нравится". И вот сидели мы вчера, выслушивали эти шейкеры по отдельности и друг с другом вдвоем или втроем, потом так или сяк с гитарой, чистили акценты, смотрели, как это все друг с другом сопрягается, - а температура в этой комнате, где мы сидим, все как-то росла и росла, потому что там нету кондея и вентиляция засасывает с улицы буквально раскаленный асфальт в газообразном состоянии.

Потом, помню, смотрели перкуссию в Слушай меня, в Снова живи, где она поразительным образом оказалась уже вычищенной, потом я приняла волевое решение о том, что в песне "600 ночей" соло будет играть не саксофон, а кларнет, который всю дорогу тупо играл пачки.

А потом мой моск вскипел. Так получилось, что встала я вчера в семь утра. Ну, и к одиннадцати вечера была уже немножко не боец. И я попросила Володю сбросить мне все треки, назначенные для редакции, на болванку, - типа дома послушаю.

И вот сижу, и у меня все эти двенадцать песен, и надо все окончательно решить, при этом слова "все" и "окончательно" написаны у меня в голове очень большими буквами - а дома у нас плюс тридцать, и вентиляция засасывает с улицы буквально раскаленный асфальт в газообразном состоянии. И ведь вечером в пещере будет все то же самое.

И главное-то - я же ведь сама весь год ныла: господи, будет ли когда-нибудь в этом городе тепло??

Простите. Я как-то не подумала, что "получите и распишитесь" скажут не мне одной.
17 комментариев | Оставить комментарий