?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Июль, 26, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Лето в зените, мои студийные сессии в разгаре.

Сегодня Большаков раскладывал передо мной шелка. Ну, то есть Шёлки. С такими балансами, сякими, с прижатой виолончелью и с приподнятой, с впечатанным в фонограмму басом и с, извините, обнажённым - это моя идея фикс, вообще говоря, чтобы бас солировал в Шелке наряду с вокалом, но Большаков ворчит, что нечего, мол, тут устраивать басу бенефисы, подумаешь, нашелся Патитуччи - и все-таки его прижимает. В общем, пестрые, узорчатые полотна, много, все по-своему красивые, - и теперь у меня снова с собой новый микс и некий период жизни, чтобы с ним пожить.

Я уже поняла, что этим летом в моей жизни происходит серия тренингов, и все - на терпение, смирение и умение плыть по течению. Все, что зависело от меня, когда пространство было развёрнуто под мои активные усилия, я сделала - и теперь остается только принимать те ситуации, которые зависят от других, проще говоря, входить в их поток - и притом стараться входить максимально бережно. Ну, и очень хорошо представлять себе, что именно я хотела бы получить в итоге - хотя иногда эта стратегия совсем не работает - так, в пятницу, когда я впервые услышала шелка, они, в общем, превзошли все, что я себе напредставляла. Ну, просто мне в голову не могло прийти, что человек будет, например, сидеть и вручную отрисовывать звуки шейкеров в определенных тактах. Чтоб красиво. Ну то есть до такой степени тонкие пошли процессы. Какая там одна смена на одну песню!

Получив на руки свою очередную болваночку, ещё на час с лишним я зависла в студии - пришёл туда некий Владимир, который оказался руководителем коллектива "Казачий круг" и до такой степени интересным собеседником, что только голод- не тётка погнал меня потом прочь от разговоров об аутентичном фольклоре, знаменном распеве, системе записи музыки крюками и о том, насколько содержание этой системы отличается в разных областях России (например, невозможно определить, какая именно длительность звука подразумевается в той или иной закорюке); о записях, которые он делает по всей стране уже больше двадцати лет, от рассказов про казачьи песни и вообще про историю донского казачества как такового.

Оторваться от этих разговоров невозможно, сидишь и как дурак не можешь перестать задавать вопросы - это не человек, а ходячая энциклопедия. Но энциклопедия очень грустная, потому что на мой вопрос, издает ли он, публикует ли как-нибудь все вот это за двадцать лет на Нагру и порто-студию записанное богатство, он отвечает "это все никому не нужно" и рассказывает, как приезжают, например, на праздники в села какие-нибудь массовики-затейники с баяном - и как бабушек, владеющих сложнейшими навыками акапельного полифонического пения, заставляют петь всякий рашн-калабашн, - со словами "ну вас, бабки, со старьём с вашим". Как он отправляет всяким чиновникам от культуры заявки на гранты, типа, на исследование исконно русской культуры - а в ответ тишина. Ну, и ездят они дальше на свои деньги - тратят на эти экспедиции то, что зарабатывают концертами. Только что опять вернулись с Дона. Вот такая интересная жизнь у людей.

И это такая позиция, которая мне - к вопросу, Соня, о вчерашнем нашем разговоре - очень нравится: да, я знаю, что занимаюсь, в общем, безнадежным и почти никому не нужным делом - но меня так от этого прёт, мне так интересно, это, в конце концов, надо делать - и я это делаю и буду делать дальше.

А потом, размышляя об этом обо всем по дороге из студии, я попала в какие-то аццкие и враждебные вихри ветра и хлещущего в глаза песка, - и каким-то чудом не получила по башке оторвавшейся вывеской, вовремя прыгнув обратно за угол дома, из-за которого только что вышла; на Таганскую площадь меня вынесло, как маленького Пятачка, с развевающимися на ветру ушками.
Но все завершилось хорошо, мои ушки и все остальное в полной безопасности, - чего и вам искренне желаю.
24 комментария | Оставить комментарий