?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Октябрь, 18, 2010 - Богушевич здесь и сейчас — ЖЖ
Каждый цветочек аккуратно подрезаешь, убираешь лишние листья, ставишь в вазу. Сложно упакованные букеты бережно разматываешь, чтобы обёртка потом не покрасила воду. Один неимоверный, синий с белым и серебристым, букет не входит ни в одну вазу - идёшь в кладовку, достаёшь ведро. Такое чувство, что, садясь в это ведро, он покряхтывает, устраивая поудобнее каждую из сотни своих роз и ирисов. Когда вазы, графины и банки в доме кончаются, а ванная ещё наполовину полна, на помощь приходит юзер Т - он выносит из своей комнаты пустые бутылки из-под кока-колы и - о чудо невиданное - впервые в жизни получает за это благодарность. Дальше очумелыми ручками вдвоем кромсаем пластик - и по новой: гордячки розы с гипсофилами, какие-то икебаны с орхидеями, с драценами, с монстерами, смиренные тюльпаны, смешливые герберы; чтобы не торчали лысые бутылки, мы обматываем их теми платьицами, в которые были завёрнуты букеты - вся эта муаровая органза или грубая рогожка или цветная бумага; все это толпится на полу у пианино, а потом постепенно расселяется по подоконникам и прочим поверхностям. Ребятам пришлось несладко - их покупали, долго несли в руках и держали без воды, клали на сцену, потом с нее уносили, грузили в машину, потом дома ставили в ванну и там они ночевали двое суток, в тесноте и, возможно, в обиде - говорят, какие-то цветы не любят какие-то другие цветы и сразу вянут - но мне в воскресенье было не до них.

Я заболела как раз за неделю до того, и ещё в пятницу накануне сипела - всё, всё как мы любим,- и ехала в Крокус в мрачном молчании, потому что выцепить фониатора стоило бы, но не удалось; вообще, хотя я всё так отлично спланировала - типа в двадцатых числах сентября сдаю в производство и диск и книжечку и спокойно начинаю заниматься репетициями и пиаром - хрен-то, не удалось многое. Всё, что должно было быть закончено в сентябре, сползло на октябрь, наложилось одно на другое; между аккуратно расписанными репетициями и интервью приходилось носиться ещё в две студии и в типографию, недели две я просто вообще не успевала, например, обедать. В итоге книжечку, первый сигнал которой я утвердила 20-го, что ли, сентября, печатали в ночь перед 16-м октября; костюм, хотя первая примерка была в начале сентября, дошивали прямо на мне и закончили примерно в семнадцать сорок, за полчаса до начала; с сайтом, на котором 16-го должны были быть вывешены треки из "Шёлка", вовсе ничего не произошло; половину пиар-мероприятий я слила из-за цейтнота и из-за болезни в последний момент - но ощущение счастья всё равно как наступило на песне "Сандаловый пепел", так и продолжается. Вчера позвонил мой друг, у которого мы в июле выслушивали дома мои премиксы, и сказал, что на его аппаратуре всё звучит офигительно. Ну и ура. Ну и значит, всё было не зря.
Завтра или в четверг приедет Светик - и начнем делать новые песни к ноябрю и декабрю. А сегодня можно продолжать медитировать на белое, алое, сиреневое и лиловое, нежно-розовое и пылающее оранжевое; продолжать впитывать всё то, что излучают все эти ребята, заполонившие мой дом; преисполняться радости и благодарности. Спасибо-спасибо всем, кто пришёл, кто слушал и подпевал и танцевал, кто видел наш дуэт басистов и то, как Покровский двумя руками работает по дарбукам, а ногой лупит в кахон, на котором сидит; кто смотрел на песчаные картинки (я видела краем глаза, по-моему, очень всё это подходило к Шёлку и Ключам), вообще, всем кто просто был с нами в этот день. Хороший получился день; могло быть ещё лучше - а могло быть всё очень фигово, шансы для этого были 50 на 50, энтропия ломила со страшной силой, но всё кончилось хорошо. И главное - всё это наконец кончилось. Можно выдохнуть.
123 комментария | Оставить комментарий