Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

волосы

(no subject)

Кукусики, этот пост для тех, кто задавал вопросы про наши ноябрьские концерты.
Во-первых, Абелардо в них не участвует. Гастроли всегда делаются сильно заранее: в частности, билеты нам покупаются и гостиницы бронируются уже сейчас. Поэтому наш директор должна подать паспортные данные музыкантов не позднее середины октября. Вообще говоря, она должна была подать их, что называется, "вчера", но мы ждём решения Светика о том, сможет ли она ехать в такой большой тур - она у нас молодая мама, и только после Украины станет понятно, как наша маленькая Маша перенесет мамино отсутствие.
Так что числа 11-го список музыкантов уйдёт к организаторам, и Абелардо там не будет - хотя бы потому, что его самого, как я понимаю, в этот момент не будет в России. Когда он вернется - тайна, покрытая мраком. Мне он сказал, что 8-го октября, Марине сообщил, что в лучшем случае в 20-х числах. Я не знаю, что про это думать. И как можно в этой ситуации что-то планировать. Знаю только, что два раза мы всем коллективом стояли на ушах из-за нашего кубинского друга - один раз, когда перенесли премьеру с 21-го апреля на 21-е сентября (тогда, правда, у нас ещё и гастролей понасыпалось в репетиционный период), второй раз, когда чуть не отменили ее ко всем аллахам из-за его отъезда. И честно скажу, стоять на ушах мне не понравилось.

Теперь про наше расписание. Вот что значится у меня в записной книжке на ноябрь:
6 - Воронеж
8 - Краснодар
14 - Тюмень
15 - Екатеринбург
17 - Уфа
19 - Оренбург
20 - Самара
22 - Казань

На сайте этой информации, действительно, пока нет - в этой цепочке городов работают разные организаторы, и пока что не все из них прислали нам сведения про адреса залов, цену билетов и тыды. А на сайт мы ставим только ту информацию, за которую ручаемся.
Пока что я могу поручиться только за то, что мы везем программу "Шёлк" плюс некоторое количество нежных вещей - ибо, скажем, в Екатеринбурге их вообще ни разу живьем не слышали. Будут ли это, как в Нижнем, два разных отделения или стоит все перемешать - я пока не решила.
Кстати, из Нижнего пришла интересная записка о том, что во втором отделении было много надоевших вещей.
Я была счастлива это прочитать.
Я была уверена, что мою музыку днем с огнем не найдёшь нигде, кроме Сети. А тут - "надоевшие песни"! Ненадолго почувствовала себя Валерией. Приятно, черт возьми.

Ну все, больше пока надоедать не буду.

Трули ёрз,
Богушевич.
волосы

(no subject)

За эту неделю я побывала в Тюмени, побывала в Рязани, написала музыки новой.
Полный оффлайн.
А мне продолжали приходить комменты по поводу Марша.
Я их все внимательно прочитала.
И вот о чем я вас попрошу.

Пришлите-ка мне, кто сколько может, информации о том, как сейчас рекламируется Марш. Что это за анонсы на М-радио. Я не очень представляю, что сейчас за картинка складывается вокруг этого события. А это важно, потому что
мне надо понять, насколько все это сообразно с моими понятиями о хорошо и плохо.
волосы

Якут-Саха.

В Якутске нас встречают трое парней, один двухметрового роста, с повадкой Юла Бриннера, в кожанке "Харлей Дэвидсон", другой двухметрового роста в дорогом костюме с конкретной голдой на шее, третий поскромнее, со стрижкой ёжиком. "Шкафы" на Крузаках, с ёжиком - на праворукой Тойоте, марку такую не знаю. Ууух, думаю, вот это организаторы, вот это мы приехали.
Чувак в Харлее оказывается актёром Русского театра Сашей Лобановым, со стрижкой - хозяин "Радио СТВ" Володя Лобанов, который, собственно, наш визит и устроил, абсолютно удивительный и прекрасный человек. А вот про Костю Афонина на белом Крузаке я расскажу особо. Потому что с Костей мы сидели до пяти часов утра и узнали о жизни столько, сколько без Кости не узнали бы никогда.

"Ну, во-первых, Китай СКОРО ТОПНЕТ. Потому что в Благовещенске, скажем, уже одни китайцы. Они там живут, открывают свои дела, столовки кругом только китайские, и если ты через пять лет туда приедешь и заговоришь по-русски, тебя конкретно спросят: "Вы к кому? Вам кого?"

А у нас, когда зимой минус пятьдесят, машины вообще не глушат - потому что при минус 50-ти она замерзает вся вааще на через двадцать минут. И вот однажды поехал я на вечеринку. Ну, и чё-то завис часа на четыре. И бензин у меня, сука, кончился. И заглох мой Крузак. Ну, тогда я звоню ребятам в Порт (читай: аэропорт). Пригнали мне машину с рукавами, которая у самолётов двигатели греет. Нормально, отморозили.


А ещё есть у нас под Якутском уркаганский посёлок, километрах в 80-ти. Я туда боюсь ездить, вообще! Подойдёт к тебе такой синяк, в наколках весь, и спросит: "А чё, парень, где тут дорога на Одессу?"
И чё говорить-то ему? А вдруг это дорога на очко прямо? А сказать "не знаю" - это ж не по понятиям. Ну, я быканул, я промолчал, развернулся и уехал.
Боюсь я их... Закопают тебя на хер в вечной мерзлоте...
(пауза)
Зато есть шанс неплохо сохраниться!

Машины у нас не угоняют. А куда их гнать? В одну сторону 80 км асфальт, а в другую - 70. А дальше тундра. Куда ты на ней поедешь?

Якутов тоже я боюсь. Приедешь в посёлок к ним, вот он с тобой заговорит. Как доехал? Ну, нормально. Не устал по дороге-то? Да вроде как не устал. А жить-то не устал ещё?
И чё ему сказать?"

Потом продолжим.
волосы

Сны, которые больше жизни.

Из Ярославля мы вернулись почти в четыре утра.
Мне было так бесконечно грустно и так хорошо смотреть на бесконечную серую ленту дороги, уходящую в бесконечный туман. Выхватывать на секунду взглядом названия на указателях, домики с резными наличниками, придорожные кафе, спящие на обочине фуры. Смотреть на луну, чувствовать себя бесконечно одинокой. В полпятого утра я легла спать и увидела себя летящей в круглый туннель, стенки которого состояли из движущихся мне навстречу частиц-клеток, то полых, то заполненных - засыпая, я вспомнила, что уже видела эту штуку один раз, под кетамином во время общего наркоза и удивилась, как это я в нее попала всего-то после четырёхчасовой дороги из Ярославля.
В полвторого дня встала, выпила кофе с пироженкой и к трем поехала к Ланне приводить себя в порядок перед нашим вечерним эфиром. Причём ощущение было такое, что я все равно сплю и продолжаю видеть совершенно чудесные сны. Когда мне сделали маску для волос и положили на глаза тёплое полотенце, я в своем сне уснула. Нереально приятно просыпаться от осторожного прикосновения девушки-маникюрши к кончику твоего пальца. Нереально прекрасны ясени, плавающие в сыром тумане в огромных двусветных окнах салона. Дорога в Останкино через бесконечные пробки, в которых можно звонить или красить ресницы или опять отрубаться, запрокинув голову.
Боян и Абелардо смогли приехать на эфир. Это подарок судьбы. Я бы выстояла, конечно, и одна, но мне было бы намного, намного тяжелее. Нас было трое, и уставшие, спавшие на ходу ещё за четверть часа до эфира, мы все равно были живее всех живых, и провожая нас, все, все так классно улыбались.
Парни, я вас люблю.

А потом был сюрприз от Бояна. Он отвёз меня в "Блю Элефант" в Новинском пассаже, к своим друзьям, Милке и Слободану, хозяевам заведения. И мой сон продолжился в тропических тайских интерьерах.
Конечно, у Бояна в кустах был с собой аккордеон!
В какой-то момент, слушая древнюю боснийскую песню в исполнении Бояна и Милки, я поймала себя на том, что плАчу. Гармонии, старые как горы и прихотливые, как рисунок извивов этих гор, древняя, бесконечная мощь и печаль - и отрешённое лицо Бояна, который играл эту песню так, как будто ангелы вились над ним. Милкины друзья, сербская чета, тоже сидят с мокрыми глазами. Плачешь, и становится легче, хотя ты без памяти, без остатка погружаешься в печаль.
Потом было ещё очень много сербских и боснийских песен, потом Милка учила меня танцевать сербские танцы, мы с Бояном спели им "Сербце" и всё, что вспомнили из русских песен. Было в какой-то момент острое ощущение полноты жизни и даже переполнения жизнью, когда всё так вместе - усталость, которая делает тебя слабым и открытым впечатлениям, от которых ты, владей собой, закрылся бы, сумасшедшие балканские песни, которые играются специально для тебя среди вроде как тайских джунглей, бесконечные истории, которые Милка рассказывает о своей жизни, - и вдруг бешеный спор на грузинскую тему...

История Милки достойна того, чтобы написать о ней книгу или снять кино. Это фантастическая женщина, просто фантастическая.

Напишу про нее позже - потому что уже опять почти четыре и всё-таки пора спать.
волосы

За калий, за магний!

Добраться до Соликамска нелегко. Нужно вставать в шесть утра, в семь садиться на такси до Домодедово, в 9.40 вылетать в Пермь, лететь, почти два часа пытаясь пристроить куда-нибудь сонную голову - а потом ещё три часа трястись до Соликамска в минивэне, грешить против истины не буду, роскошном по дизайну (это был Ford triton V8, длинная версия, с чудесными широкими кожаными креслами), но с подвеской настолько же убитой, насколько убиты дороги, по которым он бегает. Драмина фэн-клаб.
Ландшафты между Пермью и Соликамском прекрасны до головокружения и выглядят так, как выглядел бы английский парк, заботливо спланированным гениальным дизайнером на невообразимых площадях. Всюду холмы, лесистые, не побоюсь этого слова, урочища, прорезанные множеством речек, - и всё это покрыто заботливо ухоженной, крепкой и здоровой растительностью: если куст орешника, то весь прям кругленький, как шарик; отдельно стоящая сосенка - значит кругленькая, деревья по обочине дороги - все каких-то шарообразных приятных форм - и так двести километров подряд.
А потом наступает Кин-дза-дза. Вдруг вырастают до неба исполинские рукотворные горы, все из отвалов отработанных пород - и тоже тянутся километрами. И ни травинки, ни кустика на них. Обычно ведь даже на куче песка на даче за неделю вскочит какой-нибудь весёлый сорнячок, а здесь - полная нежить. Потом вдруг у подножия этих гор вырастают огромные корпуса заводов, начинают ветвиться рельсы - и вагонетки, вагонетки, вагонетки. Не просто кин-дза-дза, а столица кин-дза-дзы.
Потом въезжаешь в город, весь из нескольких улиц, с домами застройки не позднее семидесятых. Поправьте меня, если я ошибаюсь - но на тех улицах, которые мы проехали, не было ни одной новостройки. В центре города - огромный пустырь с бурьяном и какой-то исполинский недострой самого тарковского вида.
Нас везут за Соликамск, в санаторий "Сильвинит" - и после видов самого города санаторий этот производит ошеломляющее впечатление: корпуса с фантастическим ремонтом, ресторан весь в авторской мозаике, великолепный бассейн с проточной водой, весь в испанской плитке - и абсолютно безлюдный. Фитобары, кислородные ванны и всякое такое - чем мы не успели воспользоваться, а жаль.
Следующие сутки у нас были такие. Встали в 8 утра по Москве (разница во времени 2 часа), в 10.30 у нас был первый концерт, прямо на заводе, в шикарном, свежеотремонтированном зале, полном рабочих этого самого Сильвинита. Встречали нас фантастически тепло, завалили букетами - и мы в ответ зажгли так, что через сорок пять минут концерта задымился, а потом загорелся какой-то кабель, пришлось остановиться, не долюбив. 23-го был какой-то Тимофей, что ли, Знаменный - вот поди знай, что это было за знамение!
Потом назад в санаторий, обед, сразу отстройка звука - и ещё один концерт, в 16.00 по Москве. В отличие от утреннего, публика была не просто вялая, она была практически сонная - может быть, от дикой жары в зале, а может, им по статусу так положено, поскольку вроде как закрытое мероприятие для руководства. Короче, чувствовали мы себя после этого как канарейки, выжатые в бокал.
Зато потом у нас с Маней Богомоловой был час полного блаженства в бассейне, где мы были вдвоём и только вдвоём. Парней всех срубило спать - а я после концертов всегда гуляю, пока не улетучится адреналин. Бассейн, кстати, феноменально в этом помогает, оказывается.
В 8 по Москве ужин - потом мы гуляли, паковались, пили чай и читали друг другу стихи поэтов Соликамска из сборника, подаренного утром. Потом, понятное дело, футбол, потом очень захотелось спать, - но наступило время ехать в аэропорт. Это было в час ночи по Москве. Народ мой в "форде" весь повалился спать - а я не стала, потому что боялась, что меня опять взболтает не перемешивая. Так и любовалась на кругленькие красоты три часа подряд, встретила рассвет. Проехали через Пермь, полюбовались на улицы и парки . В семь сорок (это по Москве пять сорок утра) вылетели - и прилетели опять же в семь сорок, хоть это была и не Жмеринка. Получились самые длинные сутки без сна в этом году. Такой вот праздник соли.
волосы

Чудо самарское.

Друзья мои, не могу удержаться.
Играем второй спектакль "Весёлые Ребята" в Самаре.
Второе действие - зимняя Москва, все кругом белым-бело, герои все ходят в огромных шубах. Начинается моя сцена "Чудо" - это где Анюта, хлюпая носом от неизбывной тоски, лезет на стремянку вешать бельё. Забираюсь я, хлюпая носом, на стремянку и завожу "Знаю, счастье, что рядом ты где-то..." Пою первый куплет, второй, а на припеве, на словах "я живу в ожидании чуда, а оно - в ожиданье меня", на сцену вылетает БАБОЧКА. Живая, настоящая, вроде как шоколадница. Порхает себе в свете софитов, кружится так беззаботно, а потом летит к моей стремянке и садится на рубашку, которую я там вроде как повесила. И до конца номера катается на стремянке вместе со мной.
Не знаю, как это смотрелось из зала - а у меня одно из самых мощных впечатлений за всю жизнь.
К счастью, весь спектакль снимался на три камеры, так что есть надежда посмотреть, как это было.
волосы

Золотая рыбка отдыхает!

Сегодня в три часа ночи, увидев в первом же ответе на мой пост о поиске Асмик ее телефон и адрес, испытала какую-то прямо эйфорию. Вот это, я понимаю, новые технологии.
Спасибо!
Пойду ей звонить.

Upd: Предыдущие фразы означали, что ТЕЛЕФОН НАЙДЕН.
Пожалуйста, больше не выкладывайте его в комментах!
Меня несколько дней не будет в Москве, некому будет нажимать на глаз.
Давайте не будем нарушать privacy хорошего человека!