Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

волосы

(no subject)

Маленькой меня увезли в Багдад, и я на всю жизнь запомнила, что вешать белье - это значит вот что: ты вместе с мамой поднимаешься на крышу, где натянуты длинные веревки, и вы вешаете первую простыню, потом вторую, третью, полотенца, пододеяльники; доходите до конца веревки и сразу возвращаетесь к началу, снимать первую простыню, потом вторую, третью - потому что все уже успело высохнуть... И с тех пор я мерзну в Мск десять месяцев в году и все это время жду, когда потеплеет; -вот только недавно тут наконец стало как надо.

Но даже мне, МНЕ сегодня было жарко художественно сидеть в кресле с выражением лёгкой покорности на лице, непринужденно демонстрировать свою, понимаете, пластику в нейлоновом, черт его дери, комбинезоне; "расслабься, попытайся быть естественной" - хотя что могло бы быть естественней в этой ситуации, чем замертво упасть на пол и навсегда притвориться дохлым жуком? но делать нечего, наряды и студия арендованы, все было запланировано ещё в прежний, ледниковый, период, - и приходится таки гулять в разных красивых платьях по огромной студии, где нет кондиционера, а есть огромное пространство, окна до потолков, все форточки открыты, но ни одного сквозняка, ни ветерка, ни движения воздуха.
О, даже мне было жарко - ассистент уснул, визажистку сморило, и только мы с моим фотографом, как зомби, продолжали медленно плавать в этом вязком воздухе, сами не очень понимая, что мы тут, собственно, делаем. Однако делали, как заиньки, с двух и до семи - и только потом, в кафе, где был кондиционер, минут через сорок пришли в себя, начали разговаривать - и придумали всякие ещё красивые штуки, которые обязательно надо будет осуществить.

Потом, когда похолодает.
волосы

(no subject)

Посмотрели мы вчера дивертисмент Театра Камбуровой в "Мире".
Честно скажу: впечатления СЛОЖНЫЕ.
Я видела "Капли датского короля", с которых началось представление, в родных стенах, и хочу сказать, что идея дружеского застолья с хоровым исполнением любимых песен смотрится там совершенно органично. Понятно, что на длинной и узкой сцене "Мира" технически невозможно было один в один вопроизвести эту мизансцену, ибо часть актёров оказалась бы сидящей спиной к залу, - но всё равно, идея осталась совершенно понятной, хотя и навеяла моим соседям ассоциации с "Тайной вечерей". Но это как раз один из тех подводных камней, которых все так опасались при переносе спектаклей на чужую сцену.
Дальше началась неловкость. Во всяком случае, мне было мучительно неловко смотреть на фрагменты из цыганской жизни. Кто-то писал мне из Украины об этом спектакле и о своём разочаровании... Полностью согласна. Это действительно плохо. Я даже не знаю, зачем театр решил вынести на большую сцену этот явно учебный спектакль. (Кстати, поставила его режиссёр Зоя Булзаковска. Друзья мои, внимательно читайте афиши). Мне кажется, это было ошибкой. Может быть, актёры просто не справились с морем технических трудностей и потеряли кураж?
В итоге сердце успокоилось только на том моменте, когда на сцену вышли четыре валькирии из моих любимейших "Грёз". А когда они сбросили свои чёрные шинели, остались в светлом и начали ткать голосами это чудесное мерцающее кружево, началось счастье. И градус его почти пределен на сольном номере Ирины Евдокимовой (им заканчивалось первое отделение). Потрясающая певица и актриса, в которой человеческое, земное, в какой-то момент почти уступает место неземному, такой сталкер по сопредельным измерениям, полным неведомого нам блаженства. И когда она поёт - я вижу, как, устремляя ввысь свой безупречный голос как луч, она забирается вслед за ним, всё выше, и вдруг в какой-то момент переводит свой невидящий, экстатический взгляд в зал -и манит рукой за собой, давайте за мной, вы тоже можете... Я видела это в Театре, я увидела это ещё раз вчера на чужой сцене - и уверена, что это происходит с ней каждый раз и не зависит от сцены вовсе.

И никаких, конечно, нету слов, чтобы описать мир галлюцинирующего наяву "Абсента". И не буду даже пробовать. Я хочу смотреть на это снова и снова: чтобы четыре девушки в чёрном шёлковом просыпались за своими столиками, тянулись по-кошачьи, пели русалочьими голосами, трясли белым кружевом пышных юбок - и чтобы вдруг на твоих глазах с ними происходило преображение, равное чуду преображения хризалиды в бабочку - и чтобы исчезали, улетали в сияющий свет и дым в своём развевающемся алом и пурпурном...

Отдельное слово о Камбуровой. Видно было вчера, что ей очень трудно петь.
Я не знаю, сказались ли на этом все треволнения вчерашнего безумно сложного дня - сложного для всех в театре и в первую очередь для нее, как для человека, который ставит под всем этим действом своё имя. Видно было, что это пение-преодоление.
Я помню этот голос совсем другим в том же "Балаганчике": и хрипящим, и скрипучим там, где этого требует роль - но и пронзительно взмывающим в небесные высоты, беспредельно нежным... Я не услышала вчера этой нежности. Но дело не только и не столько в голосе. Меня напугало то, что она всё чаще поёт о жутком, тёмном, и всё реже - о светлом; больше оплакивает и меньше воспевает; меня встревожило то, как подобраны были для этого вечера номера, то, как расставлены были акценты. Очень много трагедии; очень много про тоннель - и совсем чуть-чуть про свет в конце тоннеля.
Но всё равно я навсегда люблю этого уникального человека, что бы и как бы она ни делала - потому что нет другого, положившего всю жизнь к ногам ее величества музыки, проложившего дорогу для десятков других, и для меня в том числе; давшего жизнь целому театру, давшего шансы петь тем, кто поёт, ставить тем, кто ставит - и питаться всем этим тем, кто готов этим питаться. Вот.
волосы

Рыб-афиш.

Весь вечер у нас с Казанской стоит перезвон по поводу Израиля. Я, обогащённая и вооружённая новой оперативной информацией, вплоть до расстояний между городами, до словесных портретов предполагаемых площадок, передаю ее в штаб. И говорю, что я очень хочу приехать в Израиль, но мне хотелось бы, чтобы у нас с моей публикой была бы любовь, и не в антисанитарных условиях, а с шампанским и при свечах в хороших залах и с хорошим звуком. И с моей публикой! Мне важно, чтобы пришла моя публика. Я, конечно, ежели ЧО, спою и про коров, и про непогоду, я эти песни обожаю, и даже могу спеть русским народным голосом "Ойцветёткалину" и "Во кузнице", если припрёт, и даже слегка сплясать, зря что ли мы с НС-ом работали уличными музыкантами в Эдинбурге и Берлине? Но есть в жизни и более высокие удовольствия. Петь для тех, кто тебя понимает.
Директор мой, раздираемый противоречивыми чувствами, против того, чтобы отказываться. Вроде как обещали то и это, вроде заменят афишу, всех предупредят чуть ли не лично. И коллектив очень, очень хочет ехать.


И вот присылают нам в нощи "рыбу" афиши моего так называемого сольника. Господи, как нам повезло, что мы на этом настояли!
И как бы нам не повезло, если б мы об этом узнали уже в Израиле!

Я сейчас вам эту афишу опишу. Маслом. (Выложить сегодня не могу, все спят, никто блондинке не поможет).

Посреди, крупно, моя фотография эпохи "Нежных Вещей", такая, вся в пене кружев. Кружева в оригинале были цвета роз и бордо, на афише они густо-фиолетовые. Над головою у меня располагаются некие концентрические круги - то ли нимб, то ли верхняя половина компакт-диска, то ли сияние какое. Оно такое бирюзовое, с салатовенькой полосочкой. Всё это дизайнер поместил на голубой фон, а сверху голубыми же буквами, обведенными белым, шобы не сливалися, написал текст.

И текст в этой афише - это главное. Правда. Дизайнер, это я усвоила давно, "так видит". (Однажды для концерта Ивасей в Академии Наук чудесный Гера Мурышкин нарисовал их на декорации в виде обнаженных атлетов, едва прикрытых фиговыми листочками. Публика, понятно, весь вечер бомбардировала сцену записками с вопросом, что это означает?
В конце действа Мурышкина-таки вызвали на сцену, и он мужественно вышел, подошёл к микрофону, выдержал долгую паузу, а потом сказал "Я ТАК их вижу". И ушёл под овацию).

Но вот текст, как я понимаю, дизайнер придумал не сам.

Итак, там значится: "Заслуженный деятель искусств, композитор Максим Дунаевский и актриса, певица Ирина Богушевская".

При этом фотография Дунаевского сделана такой маленькой, в кружочке, справа наверху, - а моя большая, на всю афишу.

Размер, как мы все знаем, имеет значение. Очевидно, именно сравнивая размеры наших с маэстро парсун, проницательный зритель Реховота и Беер-Шевы должен как-то сам догадаться, что маэстро Дунаевского, коль скоро он маленькой такой, в концерте не будет. Совсем-пресовсем. А я зато буду - и в большом объёме, как, собственно, афиша и обещала.
И коль скоро она так честно всё рассказала и всех обо всем предупредила, никто не станет возмущаться.

Итак, отжав эмоции, в сухом остатке мы имеем организатора, который ставит на афишу ДУЭТ в тот момент, когда уже доподлинно известно, что один из его участников в программе не участвует.

Я не знаю, как в Израиле такое называется, но "мошенничество" и "обман" - это, в общем, самые культурные слова из всех, которые пришли мне на ум, когда я открыла этот файл.

Конечно, я не буду в этом участвовать.
волосы

Воронеж рулез!

Воронеж потрясающе прекрасен. Во-первых, опять огромное водохранилище, красивейшая набережная, а к ней стекают с холмов чудесные живописные улочки. Центр - те его фрагменты, которые я увидела из окна машины, - застроен привольно и крепко, всякие там чудесные бульвары и аллеи, площади широкие, но не чрезмерные. Кррасота! Хочется вместо интервью и отстроек звука уйти в город и гулять.
Но главное, друзья мои, это девушки. Это вообще что-то.
Сижу я в своей гостинице в салоне красоты и добра - вдруг заходит такая Ким Бесинджер, садится к соседнему зеркалу и начинает краситься. Глаз от нее оторвать невозможно: броское, очень чувственное лицо, живописная грива волос длиной до попы, фигура точёная. Я у парикмахерши своей спрашиваю: это что, топ-модель какая-то? Нет, говорит, это наш директор Юля. Заходит ещё одна топ-модель. А это, говорю, кто? А это парикмахер наш. Это Вы ещё маникюршу нашу не видали - вот там действительно настоящая красота!
Глядя на Юлю и парикмахера, пытаюсь представить, что же такое в воронежском понимании НАСТОЯЩАЯ красота. Представляю кого-то вроде сирен Титана.
А вы их что, сюда специально, через кастинг набираете? Нет, говорит, просто у нас в городе такие девушки.

Короче, хочется в Воронеж приехать не на сутки - а пожить. Эх, было у нас вчера искушение опоздать на паровоз...

Апэдэ: Вот ещё причина любить Воронеж: там на цирке висит огромная афиша ИСПАНСКАЯ КОРРИДА/КУБАНСКИЕ КАЗАКИ. Не сразу и разберёшься, что это не один аттракцион, а две отдельных программы.

Чуть не забыла! Ещё там вчера было плюс девять. ДЕВЯТЬ! ПЛЮС! И листья жёлтые кругом вместо снега.

Как можно не любить такой волшебный город?