Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

волосы

И просятся кони в полет

Так давно меня здесь не было, что не знаю, с чего начинать рассказки. За отчетный период, а это почти две недели, мы с Даниилом успели как следует промыть себе мозги соленой водой Красного моря, покормить с рук колючего ринеканта прямо на коралловом рифе, а также погрузиться на дно морское на подводной лодке. Но начали мы с того, что вышли в первое утро на пляж - и тут же воткнулись в конюшню.

Ну, и дальше начался отдых моей мечты. С утра купаешься или сноркаешь как нанятый, до синих губ, потом бессмысленный и счастливый валяешься на солнце, обедаешь, спишь, потом верхом выезжаешь в пустыню, ловишь ноздрями ветер и солнце, наблюдаешь закат, возвращаешься в отель - и ныряешь в сауну, а потом сразу на массаж.

верхом на закате
Щёк от такой жизни не прибавляется, зато просаливаешься и проветриваешься так, что потом приезжаешь в Мск, приходишь на вокальную смену, поёшь-поёшь-поёшь - и после пятой подряд песни, записанной со второго-третьего дубля насквозь, Митя говорит "знаешь что? ты, кажется, неплохо отдохнула"

А вчера я ездила навещать свой Подарок. Девочке две недели, и выглядит она уже вот так: 

IMG_0647

Еще немного путается в ногах, как та сороконожка, но уже закладывает ушки и стегает - то рысью, то галопом; хочется обнять ее за бархатную шею и шептать в ухо всякое нежное - но она пока дико пугливая, да и мамашка ейная не дремлет.

А еще я вчера впервые в жизни слетела с коня на всем скаку, на галопе.  Сразу скажу: отделалась легким испугом и звоном в голове; ни одного синяка, кроме небольшого пятнышка на левом бедре, на которое я пришла. С конем все было ок, пока он не вырвался поперек батьки, то бишь тренера, прямо в пекло, зажёг как следует и начал закладывать правый вираж. Я начала его осаживать, перенесла вес налево - и тут с фантастически красивым звоном под моей левой ногой лопнуло стремя.
Не подпруга, стремя! Bang! - и я валюсь коню прямо под ноги, к счастью, в высокую и густую траву.
Знающие люди говорят, что так не бывает и что раньше они такого никогда не видели. Однако карточка для привлечения внимания имеется. 


IMG_0664

В
 общем, как говорит в аналогичных случаях Даниил, "счастью моему нет предела". Не в том смысле, что Даниил тоже уже летал с коня на всем скаку, а в том, что когда ты опять остаешься жив тогда, когда мог бы и не остаться,  тебя захлестывает не только адреналин, но и бешеное желание жить дальше, не теряя понапрасну ни минуты.

Завтра - снова вокальная смена, надеюсь, допишу еще три-четыре песни.

В субботу - фестиваль Окуджавы в Зале Чайковского, и по просьбе О.В.Окуджавы буду я там петь любимую "Любовь и разлуку";  и прямо даже уже не удивляет, что там опять про то, что просятся кони в полёт.
волосы

камушки, ракушки Маши Якушиной

Маша Якушина - это та художница, которая рисовала для всех для нас "Детскую площадку №1". Именно благодаря Маше, думаю, эту книжечку так приятно брать в руки и разглядывать. 

Но самое поразительное что? что мне приятно разглядывать абсолютно все, что Маша делает. Вот просто всё. Эскизы, почеркушки на газетах, фотографии камушков, которые она перебирала и раскладывала на пляже.
Смотрю на эти фотографии и уже даже не удивляюсь: просто Бог дал человеку глаза - и руки.

Оригинал взят у yakushina в камушки, ракушки 

я совершенно не умею просто лежать и загорать,
поэтому все время рисовала и перебирала и складывала все, что попадалось в поле зрения
и не переставала удивляться, насколько тонко по цвету и форме все устроено в природе

кораблик




Collapse )

волосы

(no subject)

В такой дождливый вечер хорошо сидеть дома, предаваться разнузданному шоколадоедению и не спеша разбирать летние фотки.  Сразу скажу: как истинная блондинка я тщательно упаковала в чемодан зарядку от фотика, сам фотик аккуратно положила с вечера в оранжевую сумочку, а в последний момент передумала и взяла с собой красную. И ещё плохо отзывалась о человечестве, когда фотик потом не нашёлся ни в сумке, ни в чемодане. Оказаться на отдыхе без фотоаппарата - это кошмар, деньги на ветер! Поэтому бесценные мгновения пришлось запечатлевать на Нокию С7 - что, в общем-то, оказалось просто спасением, качество для такой маленькой машинки просто отличное. 

Итак, в этом году мне удалось наконец осуществить давний замысел и побывать на острове Корфу. Я мечтала о нём давно, с тех пор, как прочла книжку Дж.Даррелла "Моя семья и другие звери". И сто раз у меня ужасно невовремя заканчивался шенген - и всё кончалось Турцией или Таем (о чём я, впрочем, ни секунды не жалею). Но в этом году всё совпало. Три часа лёту, полчаса до отеля - и вот мы с Даниилом уже валяемся на тёплом песке.



Рядом с нами приземлился серый кузнечик. И начал вдруг задними ножками выкидывать из-под себя песок, отчего потихоньку погружался всё глубже и глубже, а верхними, будем говорить, ручками принялся засыпать себя сверху. Мы смотрели на него и тоже потихоньку засыпали. Засыпал он себя, засыпал, спрятался весь - да и заснул. И в этот момент село солнце. И мы поняли, что всё у нас на этом острове будет хорошо.
Collapse )
волосы

Приплыли!

Друзиа,

рада сообщить, что мы с Даниилом Богушевским и Светланой Мочалиной благополучно вернулись в Мск после нашего незабываемого круиза по Рейну.

Причем у Светика он будет незабываемый по одним причинам, а у нас - совершенно по другим.

Потому что только мы успели поглазеть на Цюрих, смотаться на электричке из Базеля в Люцерн и покататься на карусели в Страсбурге, - Даниил вынул из своей шляпы волшебника своего излюбленного кролика и на третий, что ли, день путешествия упал в койку с температурой 39,5.

И пролежал так, питаясь преимущественно чаем и нурофеном, три дня. А я скакала то вокруг него, то на сцене. И так и не увидела памятника первопечатнику Гутенбергу в Майнце - да и самого Майнца вовсе не увидела.

И из окна каюты мы наблюдали с ним утёс Лорелеи и прочую живопись в среднем течении Рейна - которая, конечно, заслуживает отдельного путешествия с детальным рассмотрением всех этих замков-холмов-игрушечных городков и прочих немыслимых красот.

Потом мы совершили трип в Люксембург - и вместо запланированных катаний на великах и прочих радостей получили ознакомительную экскурсию по детским здравоохранительным учреждениям великого герцогства. Посетили врача, сдали кровь из вены, сделали рентген, чтобы исключить пневмонию, и так долго ждали расшифровки, что чуть не опоздали на пароход. А когда мы на него запрыгнули, Даня опять упал в койку, пылая и плавясь, а я дала ему нурофену и пошла петь сольный концерт.

Только за пару дней до отлета ребёнок пришёл в себя - на час выполз покататься на туристическом паровозике в Кельне, выпросил себе фотоаппарат для подводной съёмки и новый чемодан в голландском Арнеме - и, к счастью, смог все-таки погулять в Кёкенхофе и потом покататься на кораблике по каналам Амстердама.
А сразу после этого наступил день отъезда.

Вот такое у нас получилось удивительное путешествие. Всю дорогу я чувствовала себя лисой, перед носом у которой машут самым распрекрасным виноградом на свете, - ну потому что речной круиз - это действительно удачная находка для тех, кто, как я, любит часами пялиться на то, как постепенно меняются пейзажи и гаснут краски в закатном небе, как лошади, потряхивая гривами, спускаются к реке на водопой и самой первой - соловая, вся золотая в закатном свете; как вдруг возникают перед тобой руины замка - и постепенно растворяются в опускающихся сумерках

ты смотришь и на несколько минут вбираешь это все взглядом и присваиваешь, а потом отпускаешь - и река все катится и катится, и ты вместе с ней.

Пару раз, когда Данька отпускал меня на палубу на переходе Майнц-Кобленц, удавалось все-таки словить это ощущение.

А фотографии меж тем из поездки такие, как будто шёл у нас всю дорогу беспрерывный праздник.

Кстати, всех с прошедшим! Надеюсь, вы тут тоже не скучали - ну, в хорошем смысле этого слова.
волосы

Белеет парус одинокий

В субботу 13-го: рассвет встречаешь в небе над Уралом, покидая Пермь, а закатом любуешься в Крыму, проезжая Инкерман.

Сколько тысяч километров мы проделали? и все, похоже, для того, чтобы сегодня утром на пару часов снова оказаться в Севастополе, в Херсонесе.

В апреле - какого числа у нас был Севастополь? - на следующий день после концерта мы всей группой просидели там несколько часов на пляже, лениво переговариваясь и кидая в воду камушки, и Коля Сарабьянов открыл купальный сезон, - как раз после того, как мы с Машей Богомоловой в четыре руки сделали ему, что твои балийки, "фут масясь". Фут масясь-фут масясь, гуд прайс, май пренд, гуд фо ю, гуд фо ми.

Сегодня он - на пару с нашим саксофонистом Колей Семеновым - его закрыл. Мы с девочками этого не видели, они купались на каком-то другом пляже, а мы снова сидели на нашем прежнем, видели там полуистлевший остов дельфина, фотились, грелись на солнышке, перебирали прохладные камни, смотрели на чаек.
Потом я решила пойти наверх и позагорать на травке - и, только улеглась на полынь, только закрыла глаза, только отключилась, как вдруг метрах в десяти кто-то очень, очень громко и с выражением начинает читать "Белеет парус одинокий" - причем отлично так читает, вдохновенно, с восторгом, с очень точными интонациями, а потом безо всякого перерыва начинает кричать: Господи, спасибо тебе за Лермонтова! Но всё равно! мы не справляемся! живём мало, знаем мало! друг друга не понимаем, хотя на одном языке разговариваем! сделай, Господи, что-нибудь! сделай ещё что-нибудь!

и весь этот монолог плавно двигается из моего правого уха в левое и постепенно затихает - приоткрыв глаза, я вижу в ослепительном контровом свете фигуру в какой-то развевающейся хламиде и шляпе, а может, в панамке - и вместе с удаляющейся фигурой удаляются и эти тексты, эта проповедь, и снова слышно только, как внизу бухает море, а на обрыве кто-то говорит - Миша, ну вот ещё вот так вот меня щёлкни, чтобы воду было видно, хорошо?

Вино, солнце, ветер; в Севастополе плюс двадцать, платаны стоят золотые, перед собором цветёт розарий, люди ходят в маечках - вчера к вечеру после 14-ти часов дороги мы все были зеленоватые, концерт играли, что называется, "на зубах", а сегодня улетали из Симфи тихие, умиротворенные, и все как один с обгоревшими рожами.

Отличная получилась вчерашняя суббота, такая же волшебная, как мой ДР, который я весь провела в дороге, утром стартовав со Средиземного моря, по пути заехав на Мёртвое, а вечером завершив маршрут - и немедленно выпив - с друзьями на Красном.

Не жизнь, а роуд-муви.

Да запятая мне это нравится запятая я заказываю ещё.


ЗЫ.
За обедом я рассказываю про своего чтеца - и мальчики говорят: да! точно! мы её тоже слышали!
Я говорю - мальчики, это разве не мужик был?
Нет, говорят, точно тётка, и у нас она тоже стихи читала и ругалась - "вот, мол, Грибоедов! это же сколько грибов надо было съесть, чтобы такое написать?" и всякое такое злобное про политику, ещё "за Ленина спасибо тебе, Господи", говорила

ой, говорю, а у меня было совсем другое шоу - такое, знаете, высокодуховное, с просьбами, с надеждами - и мне показалось, голос был скорее мужской, - а может, они вообще вдвоём тут работают?

Одним злобно про политику, другим со слезой про парус? Это что, "у вас будет ченнелинг, даже если вы его не заказывали"? И два репродуктора дорогого мироздания расходятся от ворот музея - один идёт налево от колокола, другой правее.
Или всё-таки один?
Как бы то ни было, сообщение услышано.
Одинокий так одинокий. Всё равно заказываю ещё.
волосы

Щелыково.

Не знаю как вы, драгоценные, а я, возвращаясь на родину из какой-нибудь сказочной поездки - особенно это касается любимых тропиков - традиционно испытываю депрессию. Всегда кажется, что в родном городе воздуха не стало уже совсем, что всё вокруг почему-то какое-то серое, пыльное, грязное, неудобное; что уж за три-то месяца можно было уже переложить все коммуникации и зарыть наконец эти адские тоннели, размером с хорошую ловушку для Слонопотама, под нашими окнами, и прекратить уже в шесть утра начинать стучать кувалдой по железной трубе и визжать болгаркой - ну, вы тоже плавали, знаете; возможно, и вам уже тоже однажды показалось, что жить в Мск становится всё невозможнее, а придётся! (так обычно я отвечаю Дане на очередное "не хочу-не буду": а придётся!), а ведь скоро начнется на полгода межсезонье, эти пробки и вообщеэтовсё - и вот вы сидите разбираете чемодан с этими маечками и шлёпанцами и гунявитесь. Со мной такое каждый раз.
И вдруг - бинго! - выясняется, что этого можно избежать.
Глагол "избежать" тут строго на своем месте, потому что действительно придётся прыгать в машину и ехать за Иваново, за Кинешму, за синие леса, за высокие горы, за Волгу и за Заволжск, потом ещё лугами заливными и полями аржаными, а дальше по дороге, у въезда на которую стоит указатель, где по-честному написано: "проезд по этой дороге сопряжён с особыми условиями" (я бы переставила его прямо в Домодедово, прямо к паспортному контролю, чего уж там), - зато кто сможет по той дороге проехать, тому будет счастье.
Называется оно Щелыково.
Бессмысленно описывать мифологию этого места тем, кто там не бывал - вот мне, например, много лет подряд мне ее описывали люди, в Щелыково влюблённые и, более того, повёрнутые на нем на всю голову - и всегда этот фанатизм вызывал некое недоумение: неужели для того, чтобы культурно отдыхать, понимаете, на природе, необходимо переться в этакую глушь? Много красивых мест и в Подмосковье, и за сто, и за двести километров от Мск - почему вдруг именно туда? Ну да, дом-музей драматурга Островского, ну, дом отдыха актёров Малого театра, все друг друга знают триста лет, ну да-ну да, но блин, это же безумие, столько ехать на шашлык!
Объяснить это правда невозможно - а если ты уже однажды туда попал и попался - то и ненужно. Такая аномальная зона, которая делает тебя счастливым, населенная кучей народа, который понимает друг друга с полуслова, коммуна будущего - а вернее, настоящего; перманентный хеппенинг, который я назвала бы хэппи-нингом.
В общем, хотели сделать подарок любимейшему другу на день рожденья, а сделали пребольшой подарок самим себе.
Три незабываемых дня, острое желание вернуться.
И никакой депрессии.
Чего и вам искренне желаю!
волосы

(no subject)

Ноябрь. Достать чернил и плакать!
Декабрь. Достать чернил и плакать!
Январь. Достать чернил и плакать!

Февраль. Достать Шенген - и дёру!
волосы

Надежда - мой компас земной.

Ее мама считала, что творчество - это очень зыбкая стезя и дочке нужно освоить какую-нибудь надёжную профессию.
Учась в Университете, она начала заниматься в студенческом театре.
Однажды ей позвонил один очень серьёзный человек и предложил очень серьёзный договор - а она решила, что ее разыгрывают.
Однажды она попала в автокатастрофу, чудом осталась жива - а потом вернулась на сцену.

Это все про Анну Герман.

Я все это узнала про нее только сегодня, когда поехала на съёмку программы... эээ, забыла название, на канале "Звезда" выходит. Идея программы такова, что, скажем, балерина рассказывает о балерине, певица о певице и тыды. Стала я читать сценарий - и удивилась. Сильно.

Совпадений в наших линиях жизни очень много, типа именно поэтому режиссер меня и пригласила. (Ну, разве что до всенародной любви мне пока что плыть и плыть). И не скажу, чтобы я была им именно что рада - потому что прожила она всего 46 лет.

Зато каких...

Поразительно, про всех всегда рассказывают всякое - а про Анну Герман я в жизни ни от кого не слыхала худого слова. Только любовь, только нежность к ней, кого ни спросишь. Как-то так она ухитрилась пройти свой путь, вот так прожить, таких песен спеть...
волосы

(no subject)

Бывалоча, ходишь мимо компьютера, косишься в него букой и думаешь: нет, не буду ничего писать, нету настроения.

А потом однажды обнаружишь, что интернет вырубили вместе с городским телефоном - и вдруг такое возмущение испытаешь! И сразу столько всего хочется сказать!

И какая у нас чудесная была поездка в Харьков и Киев, и какие необыкновенные, самые свежие и причудливые на свете розы я оттуда привезла, и как утром уже по дороге в Москву просыпаюсь я, а Маринка вносит в купе стаканы с кипятком в модных таких подстаканниках и ровно в этот момент в поезде включается трансляция и БГ (ГРЕБЕНЩИКОВ! В ПОЕЗДЕ!) поёт, что гармония мира не знает границ, сейчааас
мы будем пить чааай.

И какие чудесные люстры в гостинице "Чичиков" в Харькове, какой там правильный омлет и опять же - какая играет везде правильная музыка. И так тихонько.
И как я застряла в этой гостинице в сверкающем зеркалами лифте и начала ржать, потому что тут же вспомнила тематический анекдот, который мне рассказали буквально накануне:
приезжает русский в Киев - открывать бизнес.
Заходит в роскошный бизнес-центр, весь из стекла и металла, входит в лифт - и застревает.
Смотрит - на панели две аварийных кнопки.
Над первой написано: коли Вы розмовляете на украинской мове, натисните "один".
Над второй: если Вы говорите по-русски, нажмите "два".
Он, понятно, нажимает вторую кнопку - и слышит голос диспетчера: "Шо, москалик, попався?"

В общем, море было позитивных моментов, хотя устала почему-то как та цуциняка. И свалилась с гриппом - буквально на следующий день. Думаю, мой донельзя организованный организм заглянул в ежедневник, увидел три-четыре дня, посвященных исключительно нетворческим делам (адвокатские доверенности, автомобильные бумажки и всякое такое)
- и упал.

Его можно, конечно, было поднять и погнать пинками дальше. Я сто раз так делала - и сто раз от этого зарекалась, потому как он за это дело мстит.

А в этот раз мне было счастье. За окном валил Первый Снег ТМ - а я с книжкой, в койке, в тепле и покое, без связи с внешним миром, с больным горлом, с длинным-длинным хоботом и законным правом никуда не ходить и никому ничего не говорить. Лепота. (Вот вычитала в книжке, кстати, что Ганди каждый понедельник соблюдал молчание. Позволял себе, однако! Что бы нам стоило последовать его примеру! Сколько тонн всякой ерунды не вываливалось бы в сеть и вообще в мировой эфир! Хотя бы по понедельникам).

О чем это я?

В общем, только о том, что соскучилась. Что хобот потихоньку отваливается и я опять уже почти как настоящая. Вот, вернулась только что с прессухи про босса-новы.
Ах, какой там был Луи Фелипе Фортуна из бразильского посольства!
Неужели они там, в Бразилии, все такие?
Переселюсь туда навеки.
волосы

Якут-Саха.

В Якутске нас встречают трое парней, один двухметрового роста, с повадкой Юла Бриннера, в кожанке "Харлей Дэвидсон", другой двухметрового роста в дорогом костюме с конкретной голдой на шее, третий поскромнее, со стрижкой ёжиком. "Шкафы" на Крузаках, с ёжиком - на праворукой Тойоте, марку такую не знаю. Ууух, думаю, вот это организаторы, вот это мы приехали.
Чувак в Харлее оказывается актёром Русского театра Сашей Лобановым, со стрижкой - хозяин "Радио СТВ" Володя Лобанов, который, собственно, наш визит и устроил, абсолютно удивительный и прекрасный человек. А вот про Костю Афонина на белом Крузаке я расскажу особо. Потому что с Костей мы сидели до пяти часов утра и узнали о жизни столько, сколько без Кости не узнали бы никогда.

"Ну, во-первых, Китай СКОРО ТОПНЕТ. Потому что в Благовещенске, скажем, уже одни китайцы. Они там живут, открывают свои дела, столовки кругом только китайские, и если ты через пять лет туда приедешь и заговоришь по-русски, тебя конкретно спросят: "Вы к кому? Вам кого?"

А у нас, когда зимой минус пятьдесят, машины вообще не глушат - потому что при минус 50-ти она замерзает вся вааще на через двадцать минут. И вот однажды поехал я на вечеринку. Ну, и чё-то завис часа на четыре. И бензин у меня, сука, кончился. И заглох мой Крузак. Ну, тогда я звоню ребятам в Порт (читай: аэропорт). Пригнали мне машину с рукавами, которая у самолётов двигатели греет. Нормально, отморозили.


А ещё есть у нас под Якутском уркаганский посёлок, километрах в 80-ти. Я туда боюсь ездить, вообще! Подойдёт к тебе такой синяк, в наколках весь, и спросит: "А чё, парень, где тут дорога на Одессу?"
И чё говорить-то ему? А вдруг это дорога на очко прямо? А сказать "не знаю" - это ж не по понятиям. Ну, я быканул, я промолчал, развернулся и уехал.
Боюсь я их... Закопают тебя на хер в вечной мерзлоте...
(пауза)
Зато есть шанс неплохо сохраниться!

Машины у нас не угоняют. А куда их гнать? В одну сторону 80 км асфальт, а в другую - 70. А дальше тундра. Куда ты на ней поедешь?

Якутов тоже я боюсь. Приедешь в посёлок к ним, вот он с тобой заговорит. Как доехал? Ну, нормально. Не устал по дороге-то? Да вроде как не устал. А жить-то не устал ещё?
И чё ему сказать?"

Потом продолжим.